6703fa25     

Казменко Сергей - Охота На Единорога



Сергей КАЗМЕНКО
ОХОТА НА ЕДИНОРОГА
Если хорошенько разобраться, то мне, конечно, грех жаловаться.
Работой я обеспечен, кормят здесь вполне прилично и по воскресеньям даже
мясо дают, никто мне не угрожает и не мешает. А что до остального - так
ведь за все в жизни так или иначе приходится платить. Хочешь иметь больше
или жить лучше - пожалуйста, но расплачиваться придется здоровьем,
спокойствием, безопасностью, уверенностью в завтрашнем дне, наконец.
А вот я в завтрашнем дне совершенно уверен. И в послезавтрашнем тоже.
И я вполне спокоен. Ведь это так важно для любого человека - быть
спокойным и уверенным в завтрашнем дне.
И лишь иногда - теперь, правда, все реже и реже - приходит ко мне
сожаление о прошлом, и я вспоминаю, что мечтал совсем не о такой жизни,
что задумывал я себе совсем не такое существование. И тогда я начинаю
воображать, что могло бы получиться, отнесись я ко всему серьезнее. В
такие минуты - честное слово! - я начинаю мечтать о том, чтобы скопить,
наконец, денег и расплатиться с долгами, чтобы снова стать свободным ото
всех обязательств, которыми я сейчас связан, чтобы снова получить
возможность попытать счастья. Уж тогда я не стал бы спешить, я делал бы
все для того, чтобы добыть настоящего единорога. Уж тогда я не упустил бы
своего шанса.
Только бы расплатиться с долгами!
Правда, никто не требует от меня их уплаты. Я могу быть совершенно
спокоен - сколько бы я ни задолжал, я все равно до конца своих дней буду
обеспечен и работой, и крышей над головой, и миской похлебки, и куском
хлеба. Мне никогда понапрасну не напомнят о моем долге, никто не станет
тревожить меня даже намеком на этот долг, пока я не ропщу на свою участь и
не требую перемен. И это несмотря на то, что с каждым днем долг мой
возрастает, и после моей смерти некому будет его оплатить. Как честный
человек я стараюсь хотя бы частично погасить его упорным трудом, но много
ли наработаешь, махая в одиночку топором в лесу? Так, гроши. Такая работа
недорого стоит. Раньше я зарабатывал гораздо больше. Но кому здесь нужно
то, чем я прежде зарабатывал себе на жизнь?
Ведь когда-то я был филологом.
Сейчас даже странно вспоминать мои прежние занятия - лекции,
семинары, работу в библиотеке, подготовку статей для научных журналов.
Другой мир, другое время, другие потребности. Иной раз, когда дует
северный ветер и метет поземка, я почти жалею о том времени. Но я знаю -
возврата туда не будет. Если я и сумею расплатиться с долгами, то лишь
затем, чтобы снова попытать счастья. Иного пути мне теперь не дано.
А началось все, в сущности, с пустяка. Разыскивая в нашей
университетской библиотеке какие-то материалы по теме своей очередной
статьи, я наткнулся на толстенный фолиант XIV века, написанный неким
Аггронусом из Иверры - даже не знаю, где она находилась. Видимо, по
причине какого-то недосмотра, труд этот не значился в объединенном
каталоге, и, не имей я свободного доступа в книгохранилище, он так никогда
и не попал бы мне в руки. С тех пор, как все функции учета книг были
переданы компьютеру, библиотечные работники, уверовав в совершенство новой
системы, не проводили ни одной ревизии содержимого книгохранилища.
Наверняка в нем есть еще немало книг по каким-то причинам не
зарегистрированных в памяти компьютера и потому недоступных обыкновенному
читателю.
Но книга Аггронуса, судя по ее формуляру, была недоступна уже очень
давно. Последний раз ее выносили в читальный зал в конце прошлого века.
Всякий, кому доводилось раб



Назад