6703fa25     

Казменко Сергей - Мне Здесь Не Нравится



Казменко Сергей
МНЕ ЗДЕСЬ НЕ НРАВИТСЯ
- Мне здесь не нравится, - сказал он голосом, полным уныния.
- Почему? - старательно удивился я. - По-моему, городок у нас
неплохой.
С улицы донесся звук выстрела, и он вздрогнул, плеснув пива себе на
брюки. Я сделал вид, что ничего не заметил, и, повернувшись к стоящему за
стойкой Клемпу, спросил:
- Адвокат Кабриди еще не заходил?
- Нет, Гайт. Я слышал, его утром застрелили. Ты разве не знаешь?
- Неужели? - я изобразил некоторое удивление. - А кто?
- Говорят, ребята Макирра. Всадили в него с десяток пуль, пока он
садился в свой кар.
- Говорил я ему, что не стоит с ними связываться, - сказал я и,
повернувшись к Лиммелю, добавил вполголоса: - Не повезло вам, приятель.
Через Кабриди можно было бы сбыть ваши камешки.
Вид у Лиммеля был никудышный. Даже в полумраке бросались в глаза
бледность его лица и затравленный взгляд. С ним можно было кончать, но я
не торопил события. Я слишком устал за этот проклятый день, мне не
хотелось трогаться с места, хотелось расслабиться и еще немного посидеть в
прохладе, потягивая казенное пиво и дымя казенными сигарами. И мне
доставляло какое-то мстительное удовольствие наблюдать, как на бледном
лице Лиммеля временами появлялась заискивающая полуулыбка, когда он ловил
на себе мой взгляд.
- Да, Гайт, чуть не забыл, - сказал мне Клемп доверительным шепотом.
Я и не заметил, как он подошел сзади. - Тут забегал паренек от Яглафа. Они
ищут какого-то типа в белом плаще. Просили свистнуть, если объявится.
Клемп умеет шептать так, что слышно на другом конце города. Бедняга
Лиммель окаменел и стал медленно погружаться под стол.
- Да вроде я видел какого-то чудака в белом плаще, - поспешил сказать
я. - Часа два назад он садился в кар напротив лавки Литса.
- Интересно, на что он надеялся. По дороге на Патинку Яглаф всегда
был хозяином.
- Спасибо, что вы меня не выдали, - одними губами сказал Лиммель,
когда Клемп вернулся к себе за стойку.
- Не стоит, приятель. Просто я не очень люблю Яглафа. Как стал его
племянник шефом полиции, так все этому мяснику с рук сходит.
- Ну у вас тут и порядки, - Лиммель тяжело вздохнул. - Ну как можно
так жить? На улице показаться боязно.
- Порядки как порядки, - буркнул я. - Не хуже, чем в других местах.
Порядки ему наши, вишь, не нравятся, со злобой подумал я. Ну и сидел
бы тогда дома. И слово-то какое выбрал - боязно. Вот-вот в штаны со страху
наложит, а туда же - боязно ему. Сказал бы еще "небезопасно".
- Нет, я просто не понимаю, - вдруг быстро заговорил он. - Ну как
вообще можно так жить? С утра до вечера пальба, убийства, насилие,
перестрелки...
- Ночью еще хуже, - флегматично вставил я.
- ...полиция преступников покрывает, убитый лежит прямо на улице и
все проходят мимо...
- Приедут из морга, заберут. Это их забота.
- Но я же не смогу здесь жить! - воскликнул он и закрыл лицо
ладонями. Я не стал его разубеждать. Он был совершенно прав. Он здесь жить
не сможет, это совершенно точно.
А ведь сперва он показался мне стоящим человеком.
Когда рано утром я вышел на него у заброшенных складов, то поначалу
даже подумал, что он и сам, без моей помощи способен выкрутиться. Его
белый плащ был вымазан в грязи, руки покрыты ссадинами, он сильно хромал
на правую ногу, но в глазах его я не заметил ни малейшего следа паники.
Это меня и обмануло. И только полчаса назад, когда, сидя напротив меня в
этом погребке, он снова попытался сглотнуть таблетку, я понял, в чем дело.
Хуже нет, когда человек переходит



Назад