6703fa25     

Казменко Сергей - Изгоняющие Бесов



Сергей КАЗМЕНКО
ИЗГОНЯЮЩИЕ БЕСОВ
- Он подготовлен?
- Только по первой версии.
Звук шагов гулко отдавался в длинном коридоре и временами заглушал
слова.
- Как он к этому отнесся?
Энасси говорил отрывисто, не оборачиваясь. Он стремительно шагал
впереди, и доктор Гайдли едва поспевал следом.
- Трудно сказать... Он давно уже на взводе, и эта история, мне
кажется, мало что добавила...
- Понятно.
Они повернули налево, прошли еще с десяток шагов и остановились перед
дверью.
- Разговаривать буду я, - сказал Энасси и шагнул вперед, едва лишь
дверные створки начали раздвигаться.
Они оказались в длинной светлой комнате без окон. Профессор Диллет,
сидевший на диванчике в дальнем от двери углу, тут же встал и шагнул им
навстречу.
- Здравствуйте, профессор, - с порога начал Энасси. - Обстоятельства
дела мне, в основном, известны. Не будем терять времени. Вы обдумали
предложение доктора Гайдли?
- Д-да, - несколько неуверенно ответил Диллет, пожимая протянутую
руку. - Здравствуйте. Вы, как я понимаю, доктор Энасси?
- Совершенно верно. Мне необходимо уточнить некоторые детали, если не
возражаете. Садитесь, пожалуйста.
Профессор сел на старое место, Энасси устроился на стуле напротив, а
Гайдли отошел к стене и украдкой взглянул на часы. Вопросы! Ну какие тут
вопросы?! Что он тянет - ведь речь идет о минутах!
- Сколько дней вы провели на Мантейбе?
- На Мантейбе? Не помню. Да какое?.. - профессор вдруг вздрогнул,
пристально посмотрел в лицо Энасси - до этого он сидел, опустив голову и
разглядывая свои руки. - Вы думаете, это оттуда?
- Не исключено.
- Сейчас, я уточню, - профессор стал рыться в карманах. - Если это
может помочь...
- Когда вы впервые заметили отклонения?
Энасси задавал свои вопросы без перерыва, не давая профессору Диллету
сосредоточиться.
- Отклонения? Да каждый человек - уже отклонение! Куда же она
запропастилась? Ах, вот, - профессор, наконец, отыскал записную книжку,
стал лихорадочно листать страницы, то и дело нажимая не на те кнопки.
- То есть вы и до поездки на Мантейб отмечали странности в поведении
вашей жены?
- Да кто же в этом мире без странностей? Я всегда замечал странности,
я и в вас замечаю странности. А Луиза - я не склонен был обращать на это
особенного внимания, мне казалось... Да к тому же, я был так занят, вы,
наверное, знаете.
- Понятно. А когда вы впервые ощутили, что дело серьезно?
- Когда? Да я же говорил уже, ну сколько можно повторять - неделю
назад. Не знаю, возможно, я проглядел что-то важное, возможно, мне
следовало встревожиться еще месяц назад, еще год назад - не знаю. Да-да, с
год назад было что-то подобное, но это быстро прошло. Я тогда старался
неотлучно быть с ней рядом, она говорила, что со мной чувствует себя
гораздо лучше. Может, и теперь бы обошлось, если бы не эта проклятая
поездка... Ну вот, наконец нашел, - он перестал листать записную книжку. -
Мы пробыли на Мантейбе с тринадцатого по восемнадцатое. Неполных шесть
суток.
- Спасибо. Были ли какие-нибудь отклонения от маршрута, не
предусмотренные планом круиза?
- Н-нет... Насколько я помню, все шло строго по плану.
- Задержки? Поймите, это очень важно - и для вашей жены, и для
остальных.
Для остальных... Для остальных, возможно, это и очень важно. Тычемся
во все углы, как слепые котята, - подумал Гайдли.
- Ничего существенного. Да и, сказать по правде, меня все это мало
волновало. Луиза... она была особенно угнетена последнее время, и это
путешествие, я надеялся, благотворно повлияет н



Назад