6703fa25     

Казанцев Кирилл - Василий Скопцов 2



КИРИЛЛ КАЗАНЦЕВ
СТАВОК БОЛЬШЕ НЕТ
ВАСИЛИЙ СКОПЦОВ – 2
Аннотация
Кто похитил бизнесмена Мацкевича? Почему в городе почти тут же вспыхнула криминальная война между славянской и чеченской группировками? Кто "сливает" бандитам информацию о планах милиции?

Бывшего спецназовца, а ныне вольного журналюгу Василия Скопцова кровно интересуют эти вопросы. Они напрямую касаются его, потому что, ввязавшись в дело о похищении бизнесмена, Василий пару раз оказывался на волоске от гибели, а потом и вовсе угодил за решетку по обвинению в убийстве.

И теперь надежда только на опера – лейтенанта Решетилова, взявшего верный след. Следто верный, но он привел опера к мусорным контейнерам, где и лежит теперь Решетилов с пробитой головой. Сумеет ли подняться, успеет ли позвонить? Опять вопросы, вопросы…
Глава 1
1
– ...А нука, спой нам чтонибудь, птычка!..
Высокий широкоплечий мужчина, круглое лицо которого не было испорчено какимито признаками интеллекта, глумливо ухмыляясь, протянул широкую, как совковая лопата, ладонь к лицу своей жертвы. Мужику явно было жарко – рубаха расстегнута и почти не скрывает густо поросшую мелким курчавым волосом грудь, плотная ткань под мышками и на спине потемнела от пота, да и на лбу, под низкой, почти по брови, линией коротко остриженных волос иногда вспыхивали бриллиантиками капельки влаги.

Этот человек явно устал, выполняя тяжелую физическую работу. Такую, которая утомляет тело, но вселяет легкость в душу, радуя результатами... Вот только тут было похоже, что "работягу" радовал не столько результат, сколько сам процесс...

Не спеша, он сделал несколько коротких шагов вперед...
Второй, который и выступал сейчас в роли жертвы, увидев приближающуюся к своему лицу волосатую лапу, забился в ужасе, как пойманная рыба на крючке. Сравнение более чем уместное, так как "птичка", мужчина лет сорока пяти – пятидесяти, был подвешен за руки к какойто трубе, протянувшейся под потолком тесного, лишенного окон помещения.
Разглядеть лицо жертвы было практически невозможно – сплошная кровавая маска, какоето месиво, в котором под ярким светом направленной на него лампы горел безумием ужаса еще не заплывший глаз.
Беззащитно голое по пояс тело было полным и рыхлым, несло ярко выраженные следы такого распространенного порока, как чревоугодие. И еще коекакие другие следы – на неестественно, нездорово белой коже тут и там были заметны чернокрасные точки ожогов, наливались чернотой кровоподтеки...

Этого мужчину не просто били за какуюлибо провинность или просто так, для души. Его пытали. Причем пытки эти продолжались уже некоторое время... Сколько – точно вряд ли можно сказать...

Но вполне достаточно для того, чтобы превратить крепкого и не старого еще мужика в аморфное и забитое существо. Хотя... При наличии некоторых навыков и определенного старания такое можно проделать в самый минимальный срок...
Судя по всему, усталый здоровяк обладал и старанием, и навыками в такого рода делах. Плюс еще, как уже говорилось, получал удовольствие от самого действа... Нравилось, видимо, человеку ощущать свою власть над себе подобными...
По мере приближения ладони к лицу жертвы, – а палач не спешил, проделывал все это медленно и демонстративно, – та все сильнее дергалась и раскачивалась, вертела головой, пытаясь отвести, спрятать лицо. Только все было зря – толстая веревка хитрым переплетением витков накрепко соединила между собой руки пытаемого и стальную трубу.
Садист, самодовольно осклабившись, наблюдал за этими жалкими попытками. Потом с нар



Назад