6703fa25     

Казанцев Александр - Тринадцатый Подвиг Геракла



Александр Казанцев
13-й ПОДВИГ ГЕРАКЛА
Оказывается, и один в поле воин!
Двадцать лет назад во время путешествия на теплоходе "Победа" вокруг
Европы я побывал в Греции. Два десятилетия понадобилось мне, чтобы
расшифровать загадку последнего мифа о Геракле, и лишь теперь я готов
рассказать об этом.
Афины! Средоточие древнего эпоса, колыбель цивилизации.
Здесь процветали высокие искусства, театр и поэзия в пору, когда другие
народы теперешней Европы рядились в шкуры и жили в пещерах.
Над пестрой мозаикой городских крыш высится скала с плоской вершиной,
над которой виднеется что-то вроде короны, похожей на ферзя с шахматной
диаграммы. Бело-желтая, словно отлитая из сплава золота с платиной. Но это
мрамор. И не зубцы короны, а колонны разрушенного храма.
Мы поднимались к Акрополю долго. Дорога оказалась трудной и длинной.
Идя по ней, эллины во время священных шествий проникались благоговейным
ожиданием чуда, прежде чем увидеть божественные строения.
Поразительно впечатление от величественного полуразрушенного здания
Парфенона. В чем секрет? В строгой математической логике сооружения -
восемь колонн на короткой стороне храма, семнадцать (именно 17=2х8+1) по
длинному фасаду? В незаметном глазу наклоне колонн внутрь, который,
скрадывая перспективу, как бы выравнивает их, не позволяет им при взгляде
снизу "развалиться"? Или в ощущении воздушной легкости и гармоничности
храма, пробуждающего невольные воспоминания об Афине - богине Деве, чья
исполинская статуя стояла здесь,
сверкая золотом в солнечных лучах, хотя и была деревянной, но в
драгоценном чехле, служившем древним афинянам "золотым запасом"? Теперь от
нее осталось лишь место, где она стояла. Но путешествующие атеисты,
католики, протестанты двадцатого века с их пылким воображением готовы были
преклониться перед великолепным языческим идолом.
Боги Олимпа! Сколько превосходных сюжетов получили мы от наивных, но
поэтических верований эллинов!
Зевс Громовержец! Силой воцарившийся среди богов. Неистовый
сластолюбец, зорко высматривающий для себя земных красавиц.
Его покойно-величавая жена, непреклонная Гера, покровительница
домашнего очага, беспощадная гонительница рожденных от прелюбодеяния, в
том числе и Геракла, побочного сына своего державного супруга.
Бог света, враг зла, златокудрый, сияющий, но порой жестокий Аполлон с
серебряным луком и не знающими промаха золотыми стрелами.
Богиня любви Афродита, воплощение женской красоты, вышедшая из морской
пены...
И множество других "узкоспециализированных" богов светлого Олимпа,
которым противостоит брат Зевса Аид, правящий скорбным царством теней.
Украдкой подобрали мы бесценные сувениры, крохотные хрустевшие под
ногами кусочки мрамора. Лишь много лет спустя я узнал, что туда по ночам
завозили на самосвалах битый мрамор из карьеров специально для легковерных
туристов.
Вспоминая известные с детства мифы, шли мы по шумным улицам древнейшей
из европейских столиц. Афины, в отличие от Рима с его остатками Колизея и
руинами иных памятников культуры прямо на улицах, ничем, казалось, не
напоминали своего древнего прошлого, но...
На углу переполненного машинами проспекта стоял продавец губок,
величественно запрокинув голову, словно рассматривая видимый отсюда
Акрополь, и держал на плече палку с ворохом губок, не поддельных, а
собранных ныряльщиками со дна морского, чем-то похожих на детские
воздушные шарики.
Задержавшись у перекрестка, мы все еще говорили о богах Олимпа, об их
борьбе с титанами за в



Назад