6703fa25     

Казанцев Александр - Полярная Мечта (Мол 'северный', Часть 5)



Александр Петрович КАЗАНЦЕВ
Полярная мечта (Мол "Северный")
ЧАСТЬ ПЯТАЯ
ВЕСНА
"...Ты знаешь будущее. Оно светло, оно
прекрасно. Любите его, стремитесь к нему,
работайте для него, приближайте его,
переносите из него в настоящее, сколько
можете перенести..."
Н. Г. Чернышевский, "Что делать?"
Глава первая
В ОЖИДАНИИ
По всей земле прошла весна, прошла бегущими с юга волнами. Удивительные
синие тени, каких не было зимой, ложились на снег от потемневших деревьев,
от фигурки лыжника, от зверя на полянке.
Осели, подтаяли сугробы. В поле до самого окаёма - глазурный наст, а по
нему тянутся золотые дорожки - пути к яркому, веселому солнцу. Из-под
зимнего спуда вырвались ручейки, забили несчетными ключами, зажурчали
раньше птиц весенними песнями.
Не сошли снега, а уже прилетели неугомонные грачи - галдят, шумят, сидя на
голых ветках.
И шла с юга на север волна загадочного запаха весны, который не могут
объяснить ни физики, ни поэты. Втянешь в себя обновленный воздух - и
набираешься неведомых сил, а в ушах звенит неумолчный зов.
Идет еще одна волна весны и смахивает прочь с проснувшихся полей скучный
их белый покров. Деловито чернеет влажная земля и свежей травкой одевается
луг.
Постоят в золотисто-зеленой дымке леса - и вдруг белыми взрывами начнут
распускаться там и тут первые яблони или кусты черемухи, пьянящие,
горькие, нежные.
А порой цветут уже сады на крутом берегу, но все еще спит скованная льдом
река. Только вместе с холодным, словно от цветенья черемухи, остывшим
ветром придет запоздалый ледоход. Берега тогда полны народу: мальчишки и
старики, девушки и парни...
Идут широкой массой льдины, едва втиснулись меж берегов: то гладкие, еще
белые, то уже пористые, почти без снега. Плывут, натыкаясь одна на другую
или образуя разводья и прогалины. Вот ползет мимо кусок санной дороги с
рыжей колеёй. Откуда только добралась она сюда? Лежит на одной льдине
бревно, а на другой стоит - и ахнул весь народ! - продрогшая собака с
поджатым хвостом. Пойдут, пожалуй, прыгать смельчаки с льдины на льдину, а
другие сядут в лодку, чтобы спасти и смельчаков и незадачливого пса.
Лед идет. Ледоход!
Так шла весна с юга на север, и докатилась она за Полярный круг, до Голых
скал, до Проливов.
Поднялся по всей тундре, колышась на ветру, тучный и пряный зеленый ковер.
Словно знали травы, что недолго им цвести и зеленеть здесь, на чуть
оттаявшей земле, и, ненасытные, сутками напролет готовы были пить тепло и
свет незаходящего солнца.
Дивилась Маша Веселова на здешнюю неистовую, торопливую весну, и казалось
Маше, что и она должна спешить, не то упустит свою девичью долю тепла и
света.
Собирала девушка в тундре крохотные цветочки с дурманящим ароматом и
вспомнила первую встречу с неугомонным человеком, с кем вместе мечтала
открыть тайну запаха.
А собирала она эти цветочки близ аэродрома и смотрела на небо.
В синеве виднелись косяки перелетных счастливых птиц, что могли лететь еще
дальше на север к любимым своим островам!
Знала Маша, что туда же на север, над скованным морем летит сейчас еще
одна птица с застывшими в полете крыльями, летит, и кто-то, привычно
прищуря глаза, высматривает с нее места, где вскрылись льды, где появились
полыньи, где начался, наконец, "полярный" ледоход.
И овладевала Машей непонятная тоска по неизведанному, упущенному, тоска
такая же горькая и пьянящая, как запах никогда не цветущей здесь черемухи.
Маша, всегда спокойная и выдержанная, сейчас готова была плакать, сама не
зная отче



Назад