6703fa25     

Казанцев Александр - Полярная Мечта (Мол 'северный', Часть 3)



Александр Петрович КАЗАНЦЕВ
Полярная мечта (Мол "Северный")
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
НОВЫЙ ДЕНЬ
"Мои юные друзья! Мы живем в такое время, когда высшее призвание человека
состоит в том, чтобы не только объяснять, но и изменять мир, - сделать его
лучшим, более интересным, более осмысленным, полнее отвечающим
потребностям жизни. Многое придется сделать следующим поколениям, в
частности вам, мои юные друзья..."
Из обращения И. В. Мичурина к комсомольцам
Глава первая
НАЧНЕТСЯ С ТРЕВОГ
Полярной ночью, через торосы, освещая их яркими лучами фар, шел вездеход.
Мир казался суженным до этой одной яркой полосы, во все стороны от которой
простиралась тьма. Темным был воздух, темным был лед, темным было небо без
единой звезды.
Погода, благоприятствовавшая геологам, начинала портиться. С поверхности
льда поднимались ослепительно белые в электрическом свете языки и пенным
потоком неслись навстречу, поднимаясь до самого радиатора машины.
Снегоочиститель мерно поскрипывал, расчищая на занесенном хлопьями стекле
прозрачный веер.
Галя, привалившись плечом к водителю-механику Доброву, задремала.
Доброву приходилось еще в тундре ездить с Волковой и с Виктором
Михайловичем Омулевым. Виктор Михайлович теперь пошел далеко, прославился.
Еще бы! Это он ведь выдумал способ разведки грунта дна прямо со льда, без
всяких водолазных работ. Буровую вышку следует укрепить на вездеходе и
бурить дно через лед. Оказалось возможным выехать на трассу будущего мола
на много месяцев раньше, еще полярной ночью. В начальники Доброву дали
Галину Николаевну. Он хотя и уважал ее - в тундре в свое время она
показала себя молодцом, - но все-таки непривычно ему было под женским
началом быть. На первых порах Добров за главного почитал себя и к Галине
Николаевне относился снисходительно.
Радист был старым знакомым Доброва. В прошлом оленевод, потом военный
радист, в последнее время учитель, он в числе первых добровольцев пошел на
строительство мола.
Теперь Ваня-радист, невысокий, коренастый парень с узкими черными глазами
и прямыми жесткими волосами, исполнял роль штурмана, держа курс по
радиомаякам Новой и Северной Земли. Вездеход двигался по прямой. Для этого
порой приходилось преодолевать тяжелые торосы или сворачивать в сторону,
чтобы компенсировать дрейф льдов. На стоянках Добров возился с буровым
станком. Обсадные трубы спускались прямо под лед, пока не достигали дна.
Потом начинал работать бур. Извлекались пробы грунта, и Галина Николаевна
составляла по ним свои карты, необходимые строителям мола, которые начнут
работы в Карском море тотчас же, как вскроются льды.
Матвей Сергеевич Добров, высокий, жилистый, говорить лишнего не любил и
дело свое знал. Приглядываясь к Гале, он постепенно стал проникаться к ней
уважением. Всегда бодрая и подтянутая, она переносила лишения наравне с
мужчинами, в дела механика не вмешивалась и команду отдавала, словно
только советовалась, но оказывалось, что сделать по-иному было просто
невозможно. Высокая, стройная, в ватной куртке и штанах, в больших
валенках, она издали походила на старшего сына Матвея Сергеевича, и ему
порой трудно было ей подчиняться. Однако теперь все это позади. Уже давно
Матвей Сергеевич не принимает никаких решений без Гали.
Ваня-радист еще со времени встречи с ней в тундре и путешествия с
геологами к острову Дикому на Галину Николаевну смотрел восторженными
глазами, что от Матвея Сергеевича укрыться не могло. Он все подмечал.
Впрочем, упрекать радиста не мог.
Матвей Сергеевич был



Назад