6703fa25     

Казанцев Александр - Фаэты



Александр Казанцев.
Фаэты
Нельзя допустить, чтобы люди направляли на свое собственное уничтожение
те силы, природы, которые они сумели открыть и покорить.
Фредерик Жолио-Кюри
Мир - добродетель цивилизации.
Грабительская война - ее преступление.
Виктор Гюго
* КНИГА ПЕРВАЯ. "ГИБЕЛЬ ФАЭНЫ" *
* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. НАКАЛ *
Бунтовщики! Кто нарушает мир?
Кто оскверняет меч свой кровью ближних?
Не слушают! Эй, эй, вы, люди! Звери!
Вы гасите огонь преступной злобы
Потоком пурпурным из жил своих.
Под страхом пытки, из кровавых рук
Оружье бросьте наземь и внимайте...
В. Шекспир. Ромео и Джульетта
ГЛАВА ПЕРВАЯ. ВОЛНА
Перевод записи с чужепланетного спутника Земли "Черный Принц" сделан с
языка фаэтов, живших на Фаэне миллион лет назад. Звучание ряда слов
намеренно приближено к земным.
Единственная дочь диктатора Властьмании, древнего континента той
планеты, носила по матери имя Ясна. Отец ее, Яр Юпи, ждал сына, однако дочь
полюбил без памяти. И все чудилось ему, что вырастет она, выйдет замуж и
уйдет от него. И когда, по обычаю, понадобилось дать взрослой дочери имя, не
придумал он ничего лучшего, как назвать ее Мада, что означало Влюбляющаяся.
Фамилии на Фаэне давались по именам планет и звезд. К примеру, Мар или Юпи,
Альт или Сирус.
Мада Юпи походила на мать: ее называли прекрасной. Лицо ее озадачивало
художников, живое, всегда меняющееся, то веселое, то ясное, то задумчивое.
Как ее писать? Воплощала она в себе лучшую породу длиннолицых, но овал ее
лица был умерен и мягок, нос прям, а губы строго сжаты.
Эту синеглазую фаэтессу (так звались там подруги фаэтов) и встретил на
Великом Берегу гость Властьмании Аве Мар. Девушка выходила из воды, выбрав
мгновение, когда вал прибоя разбился о берег и в шипящей пене уползал
обратно.
Аве пожалел, что он не скульптор. Все, что. он слышал о Маде от своего
горбатого секретаря Куция Мерка, было бледно, тускло по сравнению с тем, что
он увидел сам.
Пожилая полная фаэтесса из круглоголовых вбежала в воду и укутала
выходящую мягкой пушистой простыней.
Мада не обратила на Аве никакого внимания, хотя со слов спутницы знала
о нем немало. Расторопная няня поставила на песок складной стул, и Мада села
на него, драпируясь в простыню, как в платье древних.
Куций Мерк заметил впечатление, произведенное Мадой на Аве, и,
выпячивая свой горб, нагнулся к нему.
- Не показать ли местным туземцам? - И с многозначительной улыбкой на
умном и недобром лице он протянул Аве небольшую гладкую доску.
Сидя на песке и любуясь Мадой, Аве рассеянно отозвался:
- Вот не думал, что мы захватили это с собой!
- Здесь прекрасная гордячка Мада Юпи, - подзадоривал секретарь.
Аве Мар встал. Благодаря его внушительному росту, длинной крепкой шее и
прищуру глаз создавалось впечатление, что он смотрит поверх всех голов.
Повинуясь, как ему казалось, собственному побуждению, он взял у Куция
доску и смело вошел с ней в воду.
Спутница Мады, не спускавшая с Куция глаз, зашептала ей на ухо:
- Посмотри-ка, Мада! Чужестранец из Даньджаба, о котором я тебе
рассказывала, прихватил с собой какую-то дощечку.
Несмотря на волнобои, сооруженные здесь для облегчения купания во время
прибоя, валы яростно разбивались о берег. Но за препятствием они были
поистине гигантскими, как в открытом океане, вздымались один за другим,
вспениваясь на гребнях.
- Куда он плывет? - тревожилась спутница Мады. - Не позвать ли
спасателей?
- Он плавает лучше, чем ты думаешь, - рассеянно заметила Мада.
- Зачем же взял доску? Смот



Назад